Киселёва Иветта Григорьевна

Kiseleva-2Киселёва Иветта Григорьевна
Народная артистка РФ (1995)
Родилась 7 августа 1927 года.
Умерла 7 июня 2006 года.

В феврале 1947 года на доске объявлений на улице Горького появилось следующее объявление: «Театр имени Ермоловой принимает мужчин для военного спектакля». Готовилась к постановке пьеса П.П. Вершигоры «Люди с чистой совестью» о героической деятельности Ковпака, и требовались статисты для участия в массовых сценах. Желающих оказалось много, шли прослушивания, отбирали лучших. Вдруг на пороге аудитории появилась молоденькая худенькая девочка. «А женщин вы не принимаете?», – робко поинтересовалась она. «Сколько вам лет?», – спросили её. «Девятнадцать уже», – ответила девушка, немного осмелев. На что ей сказали: «Знаете, сколько женщин уже подали заявление? А у вас и диплома-то нет». Но прослушать, тем не менее, согласились. Она прочитала рассказ А.П. Чехова «Длинный язык», очень понравилась комиссии и через несколько дней была принята в театр. Так начался творческий путь Народной артистки России Иветты Григорьевны Киселёвой, которая пятьдесят девять лет жизни отдала служению Театру имени М.Н. Ермоловой.

В детстве Иветта Григорьевна была очень самостоятельной, предоставленной самой себе. Отец бросил её мать сразу после рождения дочери. Пока жена была в роддоме, он развёлся с ней и уехал жить в Ленинград. Молодая мать осталась одна с новорожденной дочкой. Хотела назвать девочку Эльвирой, но потом ей в руки попался рассказ Ги де Мопассана «Иветта». Ей очень понравилось это имя, и она решила назвать дочку именно так, за что потом пострадала от своей мамы, бабушки Иветты. Как только та узнала, как зовут внучку, то не пустила дочь на порог дома. Бабушка была верующей, и считала это имя нехристианским. Маме с маленькой Иветтой пришлось поселиться в чулане. На дворе стояла осень, холодало, и Иветта сильно простудилась. И только тогда бабушка сменила гнев на милость и приняла внучку в дом.

Мама была детским работником, постоянно была занята, поэтому Иветту фактически никто не направлял и не воспитывал, большую часть дня она проводила на улице. Жили Киселёвы достаточно бедно. Мама считалась дочерью кулака, так как её отец имел когда-то свою мастерскую. Бабушка была «лишёнка», пенсию ей не платили.

С раннего детства у Иветты проявились способности к музыке. Соседи Киселёвых, бывшие владельцы дома, в котором они проживали, на время дали попользоваться старым чёрным пианино, и Иветта стала учиться музыке. Больше всего ей нравилось танцевать. Когда на улице проходили какие-либо праздничные демонстрации или гуляния, юная Иветта никогда не упускала возможности вдоволь поплясать. Когда Иветте исполнилось пять лет, мама повела её в училище Большого театра. Там вынесли следующий вердикт: слух у девочки есть, чувство ритма хорошее, но сердце слабое. Выйдя из училища, мама сказала: «Что же теперь делать? Может, в драму податься?».

Учась в школе, Иветта занималась танцами в хореографической студии при Центральном доме пионеров, участвовала в постановках школьного драматического кружка. В старших классах посещала подготовительные курсы Института стали и сплавов, так как собиралась поступать туда по окончании школы. В институте вела театральную студию известная театральная актриса Вера Вячеславовна Енютина. Иветта начала ходить на её занятия, и это оказалось решающим в выборе будущей профессии. Желая наставить дочь на путь истинный, мама постоянно повторяла ей: «Доченька, может получиться так, что ты будешь все время говорить: «Кушать подано”». «Ну и буду говорить!», – не поддавалась Иветта. Ей очень хотелось попробовать свои силы в оперетте, так как она считала этот вид театрального искусства своим призванием. Но, дойдя до порога училища оперетты, войти туда не решилась. Вместо этого пошла на прослушивания в Театральное училище имени Б.В. Щукина. Там к ней подошла артистка Фетисова и сказала: «Девочка, тебя не возьмут, ты – бытовая». Дальнейшие похождения тоже не принесли желаемого результата: Киселёву не взяли ни в ГИТИС, ни в училище Камерного театра. Лето заканчивалось, во все ВУЗы уже произвели набор.

Чтобы год не пропал даром, Иветта стала учиться на курсах французского языка. Однажды, уже осенью, идя по улице, она увидела объявление о дополнительном наборе в училище при Еврейском театре и решила туда заглянуть. Там её приняли с распростёртыми объятиями, но остаться учиться там Киселёва всё-таки не решилась. Испугало то, что играть пришлось бы на идише, были бы недоступны произведения русской классики, о которых она, конечно же, мечтала. Позднее Иветта поняла, как она правильно поступила, так как буквально через несколько месяцев С.М. Михоэлс, руководитель театра, был убит, театр закрыт, а бывшие студенты бродили по другим театрам в поисках работы.

И вот, наконец, в феврале 1947 года свершилось чудо. Иветту Киселёву, молоденькую девочку без образования, приняли в один из самых престижных театров столицы. В спектакле «Люди с чистой совестью» Киселёва появилась в образе одной из партизанок.

Иветта Григорьевна понимала, что попав в труппу Театра Ермоловой, ей всё равно необходимо учиться. И она стала ходить по пятам за главным режиссёром театра Андреем Михайловичем Лобановым с одним и тем же вопросом: «А как же учёба?». На что он ей однажды ответил: «Это вам не ГИТИС, ходите в зал и смотрите репетиции». Иветта вместе с другими статистами стала посещать репетиции, а вечером ходила в разные театры, наблюдала за актёрами на сцене.

В Театре Ермоловой был такой обычай. Чтобы показать свои актёрские способности, начинающие артисты брали отрывок из идущего спектакля или какой-нибудь рассказ и показывали худсовету. Киселёва с двумя другими артистами подготовила и показала худсовету небольшой рассказ Ю.М. Нагибина. Вот тут то и пробил её звездный час! В порядке пробы Киселёву назначили на главную роль в пьесе П.А. Павленко «Счастье». Очень многие были уверены, что Иветта Григорьевна провалит эту работу. Иван Соловьёв, партнер Киселёвой в этом спектакле, позже рассказал ей: «Если бы вы знали, сколько было заявок на эту роль, вы бы не смогли слова выговорить». В процессе репетиций актрисе приходилось очень нелегко, отсутствие актёрского образования давало о себе знать. Но Киселёва замечательно справилась с возложенной на неё задачей. Спектакль имел ошеломляющий успех. Все московские газеты пестрили хвалебными рецензиями и особенно выделяли Иветту Киселёву в роли Лены Журиной. В театр на имя актрисы стали приходить восторженные письма от юных девочек, желающих, так же, как Киселёва, играть в театре без образования.

На один из спектаклей «Счастье» попала ассистентка режиссера Александра Столпера, подбиравшая исполнительницу на роль Жени в фильм «Далеко от Москвы». Ей очень понравилась Киселёва, и на следующий день Иветта Григорьевна была вызвана на пробы и позднее утверждена на роль. Она попала в очень хорошую актёрскую компанию: Павел Кадочников, Николай Охлопков, Марк Бернес, Сергей Столяров, Лев Свердлин. Фильм рассказывал о строительстве во время войны нефтепровода около Красноярска. Киселёва сыграла одну из участниц этой стройки. Претенденток на роль Жени было очень много, одна из которых даже написала письмо министру, возмущённая, что в фильм взяли театральную актрису, а не её, студентку ВГИКа. Министр попросил ему пробы принести, после просмотра которых приказал оставить в фильме Киселёву.

Следующая встреча с кинематографом у Иветты Григорьевны состоялась только пять лет спустя. Режиссёр Илья Фрэз пригласил актрису на роль Екатерины Алексеевны в фильм «Васёк Трубачев и его товарищи», где её партнером стал Пётр Алейников. Киселёва сыграла мачеху Русакова, друга Васька, которую он поначалу боялся, но она впоследствии смогла найти с мальчиком общий язык. Роль была небольшая, но запоминающаяся.

После «Васька» Киселева снялась всего в пяти фильмах. В психологическом детективе Леонида Аграновича и Владимира Семакова «Человек, который сомневается» Иветта Григорьевна сыграла драматическую роль мамы Бориса Дуленко, героя Олега Даля. У фильма была сложная прокатная судьба, много лет он пролежал на «полке» и лишь только в конце восьмидесятых годов был впервые показан по телевидению.

В детской киноповести Ролана Быкова «Телеграмма» Киселёва исполнила небольшую роль Зины Шаламытовой. В фильме Александра Орлова «Принимаю на себя», рассказывавшего о деятельности Серго Орджоникидзе, сыграла роль Зинаиды Гавриловны. В одном из фильмов телесериала «Следствие ведут знатоки» – «Подпасок с огурцом» исполнила роль Елены Измайловны. Последней киноработой Киселёвой стала эпизодическая роль жены профессора Тихомирова в знаменитом фильме Владимира Меньшова «Москва слезам не верит». Это был яркий колоритный эпизод, который стал настоящим украшением картины.

Театральная карьера Киселевой складывалась очень хорошо. После удачного дебюта ей стали доверять большие интересные роли. В основном, это были положительные героини в пьесах советских авторов: «Старые друзья» Л.А. Малюгина (Тоня), «Рассвет над Москвой» А.А. Сурова (Александра Солнцева), «Ксения» А.А. Волкова (Ксения Иванова), «Молодые годы» Ю.В. Трифонова и В.Е. Месхетели, «Лунная соната» А. Тура, «Пролог» А.П. Штейна (Марфа), «В гостях и дома» А.М. Володина (Клавдия). Однажды на один из спектаклей «Ксения» была приглашена министр культуры Е.А. Фурцева. Она недолюбливала советские пьесы, но прийти, тем не менее, согласилась. После спектакля она подошла к главному режиссёру и, указывая на Киселёву, сказала: «Вот этой девочке надо дать звание». Через несколько дней был подписан приказ о присвоении Иветте Киселевой звания Заслуженной артистки РСФСР. В театре это произвело настоящий фурор. Ведь даже многие именитые артисты на тот момент ещё не имели званий, а она, начинающая актриса, вдруг его получила. На Киселёву стали косо смотреть, вместо привычных главных ролей она была назначена в массовку. Но продолжалось это недолго. Одна из актрис вступилась за Киселёву: «Ну что вы к ней пристали? Она не виновата, она же не просила». И это разрядило обстановку, всё пошло своим чередом.

В 1956 году готовилась к постановке пьеса Виктора Розова «Вечно живые». Киселёва была назначена на роль Вероники, начались репетиции. И как раз в этот момент этой же пьесой открылся театр «Современник», зрителей привлёк новый молодой театр, о нём говорила тогда вся Москва. Но и в Театре Ермоловой эта постановка тоже нашла своего зрителя, Киселёва создала живой запоминающийся образ Вероники. Вслед за «Вечно живыми» Иветта Григорьевна участвовала еще в одной пьесе В.С. Розова – «В добрый час».

В театре за Киселёвой закрепилось амплуа советской героини. И вдруг, совершенно неожиданно, ей предложили роль в пьесе Д.Б. Пристли «Опасный поворот». Актриса не знала, как играть англичанку, и обратилась за советом в знаменитой приме Театра Ермоловой Эдде Урусовой, на что та ей коротко ответила: «Простота и сдержанность». В результате эта работа стала одной из лучших в театральной карьере Киселёвой. Вообще Иветте Григорьевне очень мало пришлось играть классику на сцене, но она считала, что жаловаться ей не на что – сыграно приличное количество ролей, в основном, главных.

В отличие от творческой, личная жизнь актрисы не сложилась. Первым мужем Киселёвой стал актёр Театра Ермоловой Георгий Лехциев (1924–1969). Был он наполовину еврей наполовину армянин, играл в театре очень мало и оставался там для того, чтобы быть рядом с женой. Впоследствии проявились его режиссёрские и организаторские способности, он ставил большие шоу в театрах и на стадионах.

Наступил момент распределения ролей в спектакль «Вечно живые». На роль Вероники была назначена Киселёва, а Борисом стал Павел Шальнов (1926–2012). По ходу спектакля у них было несколько сцен любви. И эта сценическая любовь перешла для них в жизнь. Киселёва была замужем, Шальнов тоже был женат. Оба они оставили свои семьи ради того, чтобы быть вместе. Их брак продлился тридцать лет. Но по прошествии столь длительного срока они, всё же, расстались…

В 1997 году актриса отмечала свой семидесятилетней юбилей. Специально для неё должен был быть поставлен спектакль «Бабочки, бабочки», но, к сожалению, из-за финансовых трудностей он так и не состоялся.

В последние годы жизни Иветта Григорьевна была занята в трёх постановках Театра имени М.Н. Ермоловой – «Прибайкальская кадриль» В.П. Гуркина, «Женитьба» Н.В. Гоголя и «Бешеные деньги» А.Н. Островского. В последнем Киселёва сыграла роль сумасшедшей барыни. Режиссёр сделал вольную инсценировку, которая, по мнению Киселёвой, оказалась довольно интересной.

Иветта Григорьевна ушла из жизни 7 июня 2006 года одна, в пустой квартире. Её тело обнаружили только через несколько дней после кончины.

Очень жаль, что кинематограф по достоинству не оценил талант замечательной актрисы, она снялась всего лишь в нескольких картинах. На вопрос, нравилось ли ей сниматься, Иветта Григорьевна отвечала: «Эта работа, наверное, более трудная. С другой стороны, какие-то тонкие вещи можно сделать, то, что со сцены не видно. Я бы и сейчас снималась, почему нет. На плёнке хоть что-то останется».

Фильмы и роли:

1950: «Далеко от Москвы» (Женя), 1955: «Васек Трубачев и его товарищи» (Екатерина Алексеевна), 1957: «Отряд Трубачева сражается» (Екатерина Алексеевна), 1963: «Человек, который сомневается» (Евгения, мама Бориса Дуленко), 1971: «Телеграмма» (Зина Шаламытова), 1972: «Я – Робин Гуд», тв (Раиса Андреевна); 1974: «Время и семья Конвей», тв (миссис Конвей), 1975: «Принимаю на себя» (Зинаида Гавриловна), 1979: «Москва слезам не верит» (жена Тихомирова), «Следствие ведут знатоки. Подпасок с огурцом», тв (Елена Измайловна), 1986: «Накануне отъезда», тв (Груня); 1987: «Следствие ведут знатоки. Бумеранг», тв (директор универмага), 1993: «Территория», тв (пожилая женщина).

При копировании материалов с сайта ссылка на источник обязательна.
© 2015 | All Rights Reserved | www.a-tremasov.ru